Blog

Rags to riches?

On a Sunday in March 2016, at 2pm, I visited Konstantin Ernst at his broadcasting house to interview him. He was in a splendid mood and we spent at least two hours together. That is, he spoke; it wasn’t easy to sneak in my questions. At one point I succeeded: why did he omit the 1990s in the opening ceremony of the 2014 Winter Olympics in Sochi, I asked. Those years were still too close, he replied, being much more reserved than just a minute ago: they are far too painful to be shown on television, he said.

Continue reading

Рожденные в СССР: почему российские миллиардеры не любят вспоминать 90-е

Многие участники списка Forbes заработали свои первые миллионы, продавая вареные джинсы в постперестроечные времена, но залог их благосостояния кроется в социалистическом прошлом

Continue reading

Viewpoint: Is Russian Money in London Silencing Us?

Thanks to notoriously strict libel laws in the UK and powerful image campaigns, the superrich not only silence researchers and the media, but also shape attitudes on the street. Using the example of two Russians, Elisabeth Schimpfössl, author of “Rich Russians: From Oligarchs to Bourgeoisie” (OUP 2018), traces the dynamics of this process. 4 September 2018

Continue reading

Из олигархов в буржуа: как миллионеры изменились за 20 лет

В отличие от зарубежных, русские буржуа еще богаче, почти без исключения высокообразованны, очень осторожны в вопросах политики, слегка депрессивны и довольно высокомерны, в том числе в отношении Запада. Элизабет Шимпфоссль Forbes Contributor, 4 September 2018

Continue reading

«Миллионерам России надоело все, от бизнеса до путешествий. Они не знают, чем себя занять»

11.07.2018

«Они не хотят оставлять деньги детям, сочетают «нищенский шик» с золотыми телефонами и разыскивают корни в рядах советской интеллигенции». О чем еще рассказало исследование «мира богатых русских»?

 

Русские миллионеры устали от жизни, путешествий и собственного бизнеса, констатирует австрийская исследовательница Элизабет Шимпфесль. В ее книге «Богатые русские: от олигархов к буржуазии» описан результат восьмилетней работы. За это время она встретилась с десятками самых богатых и влиятельных россиян, расспросила их о детстве, нынешнем стиле жизни и главных ценностях. Русская служба Би-би-си взяла у Шимпфесль интервью, в котором она рассказала, какой образ современного русского миллионера сложился лично у нее. Главное — в нашем материале.

Элизабет рассказала, что после общения с «русскими богачами» ей показалось, что они о себе очень хорошего мнения.  При этом многие признавались, что «с маминой стороны благородная кровь, но с папиной стороны — все простые крестьяне». Огромная часть причислила себя к интеллигенции, понимая, что «им нужно сконструировать для себя и своего образа какое-то необычное прошлое».

У богатых людей в постсоветской России в моде поиск привилегированных родственников, желательно голубых кровей. Сейчас мода немного изменилась, и теперь желательно, чтобы было происхождение из советской интеллигенции.

При этом российские миллионеры не слишком отличаются от западных в том плане, что хотят быть «селф-мейд», сделавшими себя самостоятельно. Шимпфесль подчеркивает, что в России на самом деле почти все бизнесмены относятся к этой категории: «если просто смотреть на то, сколько капитала было в семье и сколько капитала у этого первого поколения. Ведь в Советском Союзе частного капитала просто не было».

Оказывается, многие миллионеры России, относящие себя к филантропам, планируют оставить своим детям совсем небольшое наследство или не оставлять вообще ничего, чтобы «не испортить и дать шанс проявить себя».

— Это смешно: вы же стали богатыми в 90-е, когда можно было делать деньги, или в 2000-е во время нефтяного бума! Сейчас ожидать то же самое, но в другой экономической, политической и социальной ситуации — это уже немножко высокомерно. Это довольно много говорит о том, что человек думает о своей силе и о влиянии обстоятельств. Сами дети очень четко осознают, что время сейчас не позволяет. Кстати, у некоторых на эту тему есть комплексы; они переживают, что не могут стать такими же большими, как их родители.

«Нищенский шик», о котором говорят на Западе, не обошел и российских бизнесменов. Элизабет объясняет это реакцией на 2000-е годы, когда потребление было сверх меры. При этом «снобство наоборот» богатых людей России, считает писатель, можно считать отчасти игрой. Рваные джинсы — не более, чем указание на положение «самого главного» в иерархии. При этом люди не отказываются от комфорта — качественной техники, дорогих гостиниц и перелетов бизнес-классом.

— Один бизнесмен, у которого я брала интервью, Максим, рассказывал мне, что он любит покупать одежду на уличном рынке. Он очень подчеркивал, что для него это все вообще неважно. Но при этом у него есть золотой мобильник, который Максим может спрятать в карман, а потом положить на стол во время переговоров – если его собеседник не совсем понимает, насколько Максим важен.

Одновременно бизнесменов в России, как показало исследование, начали утомлять любимые многими удовольствия:

— В самом начале, когда у людей только появились деньги и возможность путешествовать, они этим наслаждались в полной мере. Теперь это не так. Якобашвили (основатель «Вимм-Билль-Данн»), например, говорил, что ему стало скучно путешествовать. И он не единственный, кто сказал, что вообще давно перестал путешествовать, устал от всего этого. И другим тоже уже интереснее посмотреть хороший документальный фильм, потому что так больше видишь. Ну, конечно, ты так больше видишь, если ты всегда останавливаешься в дорогих отелях, в защищенной, почти искусственной среде.

Люди жаловались не только на путешествия. Многим явно надоело заниматься бизнесом, у некоторых была какая-то депрессия в том смысле, что они совершенно не знали, чем им заняться. Люди, у которых нет депрессивных настроений, — это, как правило, те, кто рано нашел себе какое-то развлечение «со смыслом». Кто-то собирает искусство или занимается арт-проектами, кто-то занимается благотворительностью, хотя, по моим наблюдениям, искусство увлекает людей больше, чем благородные дела ради сирот.

О том, что такое «обычный богатый русский», которого Шимпфесль пыталась «вычислить» в своем исследовании, автор говорит так: «Они знают, что они особенные, у них есть чувство превосходства и чувство какой-то ответственности. И они все очень болеют за Россию и за русскую культуру, но все еще очень советские люди — почти никто из них не чувствует себя человеком мира».

https://www.dk.ru/news/millioneram-rossii-nadoelo-vse-ot-biznesa-do-puteshestviy-oni-ne-znayut-chem-sebya-zanyat-237107435

Continue reading

Stalin in Manhattan

During my last trip to New York I was invited to attend the annual PR event of a chic Russian-owned Manhattan antiques shop. Everything was fancy; the location in one of the trendiest streets in Upper East Side that attracts a cosmopolitan jet-set crowd, the subtly tanned maître de, a young man with a gym-honed physique complemented by the most perfect manicure possible, and the champagne-sipping ladies elegantly balancing on pencil thin heels. I chatted with the wife of the new owner, a very pleasant thirty-something, who appears genuinely natural, despite being perfectly turned out, thanks to Botox, good dentistry and professional fashion styling.

Continue reading

Russia’s New Rich and their Attitudes to the West

In 2014, the head of Russia’s biggest international news agency reminded the world that Russia is the only country capable of ‘turning the USA into radioactive dust’. Do Russian elites share similarly hostile attitudes towards Western countries?

Every Russian knows Dmitry Kiselyov’s face. Many technocrats in Brussels and Washington do so as well. In May 2014, the European Union included Kiselyov on their sanctions list published after the death of 298 people on board a Malaysia Airlines plane destroyed over eastern Ukraine. In 2013, Putin appointed the balding energetic man as the head of Rossiya Segodnya, Russia’s biggest international news agency and an important government mouthpiece.

Continue reading

Rich Russians and their Genes

‘In the first place it’s genetic inheritance’, was the most frequent reply I got when I ask wealthy Russians, multimillionaires and billionaires, how they think their parents have helped them to become successful.

A biologist view on things is not limited to the topic of “success” genes. ‘Why are the Jews so smart?’ the financer and Dali and Picasso collector Alexander rhetorically asks me. ‘Because over 2000 years there has been a natural selection for the intellectually best to survive.’

Jews are popular husband material because many Russian women know about their apparently extraordinary potency and the vitality of their genes. As the glamour lady Valentina elucidates, an obvious proof of this is the number of children Jewish men all over the world father.

Continue reading