Articles

Born This Way (Russia’s Alien Nations)

By ,1 August 2019

Billionaire, and to a lesser extent Brigada, point the way out of the New Russian paradigm and into something more respectable.  Sasha Belyi needed to launder more than simply his money; he needed to clean up his backstory.  Andrei Gumilev, essentially a superhero, embodies the culture’s wish-fulfillment fantasy regarding its superrich:  neither he nor his past need laundering, because he has always been deserving of wealth, and his road to riches, rather than strewn with corpses, is paved by his efforts on behalf of the country he calls home.  Gone are the New Russian’s corruption, boorishness, and selfishness; in Andrei L’vovich’s own words, what we have instead is an aristocracy.

Continue reading

Новый класс: чем интересна книга «Богатые русские: от олигархов к буржуазии»

Continue reading

Нищенский шик российских олигархов

В издательстве Oxford University Press вышла книга «Богатые русские: от олигархов к буржуазии» австрийского дипломата, доктора социологии Элизабет Шимпфесль

Continue reading

Богатый гей России: в Москве это даже модно! Русским миллиардерам нравится ЛГБТ

17 августа, 2018. В издательстве Oxford University Press вышла книга «Богатые русские: от олигархов к буржуазии» австрийского дипломата, доктора социологии Элизабет Шимпфесль. Интервьюируя 80 русских богачей и членов их семей, Шимпфесль интересовалась в том числе тем, что они думают о геях.

Continue reading

Австралийский [sic] социолог рассказала про «божью волю», давшую богатство российским олигархам

Австралийский социолог Элизабет Шимпфессль рассказала в опубликованном в Британии исследовании «Богатые русские: от олигархов к буржуазии» о том, как российские миллиардеры объясняют свое богатство, как собираются передавать по наследству и кому чувствуют себя обязанными. Интервью с исследователем вышло в Republic. 10/08/2018

Continue reading

«Миллионерам России надоело все, от бизнеса до путешествий. Они не знают, чем себя занять»

11.07.2018

«Они не хотят оставлять деньги детям, сочетают «нищенский шик» с золотыми телефонами и разыскивают корни в рядах советской интеллигенции». О чем еще рассказало исследование «мира богатых русских»?

 

Русские миллионеры устали от жизни, путешествий и собственного бизнеса, констатирует австрийская исследовательница Элизабет Шимпфесль. В ее книге «Богатые русские: от олигархов к буржуазии» описан результат восьмилетней работы. За это время она встретилась с десятками самых богатых и влиятельных россиян, расспросила их о детстве, нынешнем стиле жизни и главных ценностях. Русская служба Би-би-си взяла у Шимпфесль интервью, в котором она рассказала, какой образ современного русского миллионера сложился лично у нее. Главное — в нашем материале.

Элизабет рассказала, что после общения с «русскими богачами» ей показалось, что они о себе очень хорошего мнения.  При этом многие признавались, что «с маминой стороны благородная кровь, но с папиной стороны — все простые крестьяне». Огромная часть причислила себя к интеллигенции, понимая, что «им нужно сконструировать для себя и своего образа какое-то необычное прошлое».

У богатых людей в постсоветской России в моде поиск привилегированных родственников, желательно голубых кровей. Сейчас мода немного изменилась, и теперь желательно, чтобы было происхождение из советской интеллигенции.

При этом российские миллионеры не слишком отличаются от западных в том плане, что хотят быть «селф-мейд», сделавшими себя самостоятельно. Шимпфесль подчеркивает, что в России на самом деле почти все бизнесмены относятся к этой категории: «если просто смотреть на то, сколько капитала было в семье и сколько капитала у этого первого поколения. Ведь в Советском Союзе частного капитала просто не было».

Оказывается, многие миллионеры России, относящие себя к филантропам, планируют оставить своим детям совсем небольшое наследство или не оставлять вообще ничего, чтобы «не испортить и дать шанс проявить себя».

— Это смешно: вы же стали богатыми в 90-е, когда можно было делать деньги, или в 2000-е во время нефтяного бума! Сейчас ожидать то же самое, но в другой экономической, политической и социальной ситуации — это уже немножко высокомерно. Это довольно много говорит о том, что человек думает о своей силе и о влиянии обстоятельств. Сами дети очень четко осознают, что время сейчас не позволяет. Кстати, у некоторых на эту тему есть комплексы; они переживают, что не могут стать такими же большими, как их родители.

«Нищенский шик», о котором говорят на Западе, не обошел и российских бизнесменов. Элизабет объясняет это реакцией на 2000-е годы, когда потребление было сверх меры. При этом «снобство наоборот» богатых людей России, считает писатель, можно считать отчасти игрой. Рваные джинсы — не более, чем указание на положение «самого главного» в иерархии. При этом люди не отказываются от комфорта — качественной техники, дорогих гостиниц и перелетов бизнес-классом.

— Один бизнесмен, у которого я брала интервью, Максим, рассказывал мне, что он любит покупать одежду на уличном рынке. Он очень подчеркивал, что для него это все вообще неважно. Но при этом у него есть золотой мобильник, который Максим может спрятать в карман, а потом положить на стол во время переговоров – если его собеседник не совсем понимает, насколько Максим важен.

Одновременно бизнесменов в России, как показало исследование, начали утомлять любимые многими удовольствия:

— В самом начале, когда у людей только появились деньги и возможность путешествовать, они этим наслаждались в полной мере. Теперь это не так. Якобашвили (основатель «Вимм-Билль-Данн»), например, говорил, что ему стало скучно путешествовать. И он не единственный, кто сказал, что вообще давно перестал путешествовать, устал от всего этого. И другим тоже уже интереснее посмотреть хороший документальный фильм, потому что так больше видишь. Ну, конечно, ты так больше видишь, если ты всегда останавливаешься в дорогих отелях, в защищенной, почти искусственной среде.

Люди жаловались не только на путешествия. Многим явно надоело заниматься бизнесом, у некоторых была какая-то депрессия в том смысле, что они совершенно не знали, чем им заняться. Люди, у которых нет депрессивных настроений, — это, как правило, те, кто рано нашел себе какое-то развлечение «со смыслом». Кто-то собирает искусство или занимается арт-проектами, кто-то занимается благотворительностью, хотя, по моим наблюдениям, искусство увлекает людей больше, чем благородные дела ради сирот.

О том, что такое «обычный богатый русский», которого Шимпфесль пыталась «вычислить» в своем исследовании, автор говорит так: «Они знают, что они особенные, у них есть чувство превосходства и чувство какой-то ответственности. И они все очень болеют за Россию и за русскую культуру, но все еще очень советские люди — почти никто из них не чувствует себя человеком мира».

https://www.dk.ru/news/millioneram-rossii-nadoelo-vse-ot-biznesa-do-puteshestviy-oni-ne-znayut-chem-sebya-zanyat-237107435

Continue reading

Reporting on Russian television

Most talk about censorship on Russian television misses the point. When it comes to reporting, loyalty takes precedence.

Since the onset of the Ukraine conflict, Russia’s main television channels have puzzled the world with their ability to convince viewers of stories which are diametrically opposed to those shown in the west. This situation is usually associated with propaganda, government control and censorship. If not censorship, then it must be at least self-censorship that muffles any voice critical of Putin’s activities in eastern Ukraine or new ideas of how to deal with gays in the country. But what if those who produce television news and programmes are happy just to go along with everything? Continue reading